Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net

Мы все как-то срослись со своими гаджетами. Мы в них читаем, мы ими селфим, мы запечатлеваем на наши гаджеты все что видим, слышим, трогаем и даже нюхаем. Ну, пока еще не все, но мы к этому очень стремимся. Гаджеты стали нашими друзьями и даже защитниками наших интересов. Мы снимаем на видео всех, кто пытается нарушить наши права и свободы. Чтобы потом выложить это видео в интернет или представить как доказательство в суде. Ну, если не видео, то хотя бы фоточку.

Один мой друг был твердо уверен, что имеет право снимать должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, и ничего ему за это не будет. В частности, это касалось судебных  приставов.  После того, как вместе с моим приятелем  в кабинете пристава появилась маленькая экшн-камера, поведение чиновника резко изменилось, я бы даже сказала - полярно изменилось с безудержно-хамского на джентельменски-вежливое.

Будучи твердо уверенным в своей правоте, мой приятель отправил мне несколько ссылок на интернет-ресурсы, которые величайшими федеральными повелениями  якобы дозволяли производить подобную видеосъемку. Пройдясь по этим законам и подзаконным актам более детально, я обнаружила, что использовать их как нормативно-правовую основу видеосъемки очень и очень нельзя. Давайте по порядку. Что сообщают нам подобные сайты?

Общераспространена такая формулировка: «Статья 3   ФЗ «О противодействии коррупции», N 273-ФЗ.  В рамках антикоррупционной кампани  деятельность государственных и районных управленческих организаций должна быть прозрачной и открытой. Закон гласит, что должностное лицо, препятствующее видеосъёмке, будет привлечено к административной ответственности».

 Давайте вместе откроем этот замечательный закон, да что там – откроем его статью 3 сразу. И вот что видим:

То есть, ни в одном пункте этого закона мы не находим ответственности чиновника за противодействие нашей с вами видеосъемке.

Далее интернет-правоведы ссылаются на пункт 3 Указа  Президента Российской Федерации от 31 декабря 1993 года №2234. Якобы Президент в этом Указе сурово наказал чиновникам допускать простых граждан наблюдать за их работой и вести видеосъемку. Иначе – сами понимаете что будет. Смотрим вышеупомянутый  Указ:

 

Опять же ни слова о возможности свободного доступа граждан к телам должностных лиц и возможности производить видеофиксацию их работы.

Ну, что ж, есть еще третий нормативный акт, на который ссылаются на интернет-сайтах -  федеральный  закон  «Об информации, информационных технологиях и защите информации», по которому  вроде как

 «представители государственных органов (МВД, спецназ) не имеют право отказать в информативном доступе к своей деятельности и налагать запрет на видеосъёмку. Агрессивное препятствие видеосъёмке со стороны сотрудника — недопустимое превышение должностных полномочий».

Ну давайте уже для очистки совести заглянем и туда. Нет, к сожалению, и здесь – мимо кассы.

Какими же правами и обязанностями мы на самом деле обладаем, используя свои гаджеты как средства видео-или-фотофиксации юридически значимых событий нашей жизни? Давайте разбираться.

Возможность видеосъемки процесса  в суде   отдана на откуп судьям. В любом судопроизводстве.  В ст. 10 Гражданского процессуального Кодекса  РФ  указано, что

«лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда».

Аналогичные положения содержат ст. 241 Уголовно-процессуального кодекса и ст 11 Арбитражного процессуального кодекса.

А что у нас с доказательствами в виде фото-и-видеоматериалов?

Недавно  был принят Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. N 114-ФЗ, определивший, что:

«Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К документам относятся материалы фото- и киносъемки, звуко-и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации».

То есть, видео-и-фотоматериалы в контексте административного законодательства именуются отныне ДОКУМЕНТАМИ. Следовательно, они выступают официально признанными доказательствами по административным правонарушениям. Например, вы можете снять нарушения, допущенные сотрудником ДПС или судебным приставом, если их размер или общественная опасность  сопоставимы с КоАП РФ. Ранее судьи по своему усмотрению решали, приобщать  такие материалы к делам или нет.

Сейчас съемка с видеорегистраторов признается доказательством. 1 апреля 2016 года Минкомсвязи заявило, что не возражает против фиксации нарушений ПДД на смартфоны. Пошутили 1 апреля или нет – неизвестно. Однако  Министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров заявил о готовности министерства обеспечить технические условия для того, чтобы записи со смартфонов были признаны легитимными доказательствами нарушений ПДД участниками дорожного движения. Над механизмом реализации такой меры работают в настоящее время МВД и Минкомсвязь России. В некоторых субъектах запустили специальные приложения, которые помогут фиксировать нарушения и отправлять видео сразу в Госавтоинспекцию.

В Арбитражном процессуальном кодексе  РФ, Гражданском процессуальном кодексе  РФ  и Уголовно-процессуальном кодексе РФ  доказательства оценивают по-прежнему только суд или правоохранительные органы (ст. 64, ст. 89 АПК РФ, абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 2 ст. 84 УПК РФ). Надо сказать, законодатель предпринял попытку внести аналогичные КоАПу изменения в ГПК и АПК Законопроектом № 1027053-6, однако в апреле 2017 года их постигла печальная участь – на уровне Госдумы проект отклонили и сдали дело в архив.

Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Аналогичные правила содержатся и в ст. 68 АПК РФ, и в ст. 75 УПК РФ, а также в ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ и ч .1 ст. 61 КАС РФ

Для решения вопроса правомерности видеосъемки для нас имеет важнейшее значение статья 152.1 Гражданского Кодекса РФ  и разъясняющее ее применение  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

О чем говорит эта статья? Она охраняет изображение человека. Во-первых, эта статья гласит, что

«обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина.

Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату».

Что  такое обнародование? Пленум ВС РФ разъясняет, что это:

«осуществление действия, которое впервые делает данное изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа либо любым другим способом, включая размещение его в сети "Интернет".

Верховный суд также объяснил, что даже если гражданин сам разместил свое изображение в сети Интернет, это не означает, что он дал согласие на использование своего изображения и его можно использовать в своих корыстных или даже бескорыстных целях.

Самое важное, что пояснил нам Пленум ВС РФ, содержится в п. 44 указанного Постановления. Оно касается обнародования и использования изображения публичной фигуры, как назвал Верховный Суд государственного или муниципального служащего, а также лицо, которое  «играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области». При этом «обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым». Конечно, это не дает нам права наблюдать за таким лицом из-за забора в его личном имении или когда он загорает на пляже – это не имеет отношения к его публичной жизни.

Также, заключил Суд,  

«не требуется согласия гражданина для обнародования и дальнейшего использования изображения, полученного при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, в том числе открытых судебных заседаниях, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования».

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина должно быть оформлено как сделка по правилам гражданского законодательства – в письменной, устной форме или конклюдентно.  Отозвать такое согласие человек может в любой момент, компенсировав по сделке все убытки.

Смотрите далее ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
  • Комментарии не найдены